«Украинки любят безвозмездно, горячо и не требуя взамен ничего, кроме нежности и страсти»

В нашей стране, как и во всем мире, резко увеличился спрос на мужей-мусульман

Количество украинок, желающих выйти замуж за иностранцев, за последние три года выросло в полтора раза. Согласно данным брачных агентств Киева, Донецка, Львова и Харькова, заметно увеличился спрос на женихов из мусульманских стран. Причем если европейки выходят за мусульман, рассчитывая на материальное обеспечение, то славянские девушки часто готовы жить с турками (жители Турции — самые востребованные среди россиянок и украинок), не требуя от них быть добытчиками, а то и вовсе спонсируя своего благоверного.

«В исламе нет культа платонической любви к прекрасной даме»

 — В обществе сложился стереотип, что за мусульманскими мужчинами гоняются только глупышки и только потому, что эти мужчины красиво вешают на уши лапшу из любовных фраз и обещаний, а на деле хотят лишь секса и подарков, — рассказывает 31-летняя Анастасия, уроженка Черкасской области, кандидат наук и преподаватель истории в одном из столичных вузов. — Неделю назад я вышла замуж за турка и могу рассказать, чем он покорил меня. Сама я приехала в столицу из деревни, поступила в вуз, защитилась. Конечно, я не писаная красавица, но стройная, симпатичная, хорошо образованная, а вот с мужчинами мне, признаться, в жизни не особо везло. Возможно, отчасти дело в моих комплексах — я чувствую себя специалистом, другом, кем угодно, но не красивой, сексуальной женщиной. Я всегда будто гнала от себя мысли о мужчинах, откладывала связанные с ними планы на потом, и мужчины, соприкоснувшись со мной, пугались этого панциря и шли к другим женщинам. Более уверенным в себе, своей сексуальности, более знающим и умелым в любовных делах.

Как-то раз я поехала отдыхать с коллегами в Турцию и, так как я не любитель однообразного лежания на пляже, отправилась на экскурсию в Стамбул. Там попала под дождь, забежала под навес какого-то здания, чтобы переждать, под этим навесом меня и заметил мой будущий муж. Смотрит на меня грустными глазами и говорит по-английски: «Ты промокла как собака. Но так ты очень красивая». Дальше мы раззнакомились, он провел мне экскурсию по городу, узнал, где я остановилась, и мы расстались. Немного взволнованная, я вернулась в отель. А вечером он приехал ко мне в гости. С друзьями — я ведь говорила ему, что отдыхаю с девочками. Мы долго сидели на берегу, общались. Один его друг сказал, что работал в Украине и хочет там жить, хочет жениться на украинке. Когда я спросила, почему не на местной, он ответил: «Наши девушки материальные. Их интересует, сколько я зарабатываю, какой у меня дом, сколько я потрачу на свадьбу… А украинки любят безвозмездно, горячо и не требуя взамен ничего, кроме нежности и страсти. Рядом с ними я герой…»

— Ваш муж полюбил вас по той же причине?

 — Знаете, я из небогатой семьи, живу до сих пор в общежитии — взять с меня нечего. Но правда и в том, что взамен своей любви я не прошу гарантий в виде дома, машины, регулярных поездок за рубеж и так далее. Башкурт покорил меня именно нежностью и мужественностью. Он учится, работает, нормально зарабатывает, он повозил меня по Турции, показал мне ее красоту. Он очень любит свою страну, уважает родителей и меня. Я долго за ним наблюдала и поняла, что могу ему доверять. А самое главное — он раскрыл во мне женщину. Чем Башкурт отличается от украинских парней, так это отношением к эротике. И дело не в размерах, о которых слагают легенды. Не в технике. Дело во внутренней свободе. Вот он выбрал меня, я — его, и он меня боготворит. В спальне он не знает табу, очень активен и нежен. Я до встречи с ним всего на свете боялась. И он мне все время повторял: «Ты красавица, ты — прекрасна, ты — самая страстная». Как тут не поверить в себя? Украинские мужчины часто закомплексованы, для них восхищаться женщиной — неестественно, что ли. Сказать комплимент — будто переступить через себя. А ведь это так необходимо девушке!

Сексуальное влечение, согласно взглядам мусульман, заложено в самой природе человека и существование без секса невозможно. В исламе нет обета безбрачия и института монашества, так же как и культа платонической любви к прекрасной даме. Пророк Мухаммед, оказывается, высказывался резко отрицательно в отношении сексуального воздержания, какими бы благими побуждениями оно ни вызывалось. Для меня, затюканной внутренними запретами, это просто откровение. А в его стране существуют только внешние запреты — не выставлять тело напоказ, уважать правила.

«Славянские мужчины живут по принципу «не пойман — не муж»

— Думаете, носить платок, подчиняться этим внешним правилам так легко? Они ведь сильно отражаются в итоге на внутреннем состоянии…

 — Мой муж — светский человек, это же не мусульманин из Ирана или Сирии, где жен из дому не выпускают и за людей не считают. Он не просит меня надевать платок. Правда, переезжать в Киев он тоже не намерен. Пока я езжу к нему, а когда улажу все дела, переберусь в Стамбул насовсем. У него в своей стране — работа, родители. Несколько моих подруг тоже вышли замуж за мусульман, у каждой своя судьба. Одна живет в Турции и не выдержала, разводится — говорит, что после нескольких лет брака муж сильно изменился, стал командовать, а не общаться, слушать родителей и не слышать ее. Другая живет в Киеве. Уже лет пять замужем, у них есть ребенок, живут скромно, в ее квартире, им помогают ее родители. Он руками не машет, дочку свою обожает. По-разному у всех складывается — я все-таки надеюсь, что наши отношения не только сейчас, но и дальше будут держаться на доверии. Я не умею рационально относиться к любви. А возраст такой, что очень хочется своего гнезда, детей. Что мне дали мои научные степени? И что плохого в том, чтобы муж был главой семьи? В том, чтобы кормить его, ухаживать за ним? Взамен ведь женщина получает мужчину, ответственного за свою семью, а не алкоголика, искателя легкого секса или подкаблучника. Наши мужчины как живут? По принципу «не пойман — не муж». А женщине хочется, чтобы «пришел, увидел, победил» и всю жизнь был рядом. Меня мама воспитала терпеливой, и я многое готова простить за то, чтобы у меня была большая крепкая семья.

 — Как мне рассказали в институте востоковедения, соотношение женщин и мужчин среди новообращенных мусульман — 4:1, — комментирует Яна Носик, директор одного из киевских брачных агентств. — На мужчин с Востока спрос растет во многих странах. Европеек старше 40 лет привлекает молодость и красота мужа, за которые они готовы платить своими деньгами, связями, опытом. Некоторые убегают от роли карьеристок, которую им навязывает современное общество, в объятия того, кто с молоком матери впитал установку, что материальные проблемы жены должен решать ее муж. А русские и украинские девушки выходят замуж от пылкой любви, часто даже не задумываясь о материальной стороне. Работает следующая логика: если сейчас рай, то так будет всегда. Европейки бегут от плодов феминизма, славянки — от пьянства и инертности своих мужчин. И если в секс-туризме спрос идет на юных красавчиков — будь они хоть нищими, хоть безмозглыми (ведь в постели нет национальности, возраста или статуса — только наслаждение), то на брачном рынке ценятся, естественно, образованные и светские мусульмане. В Ливане был даже клуб мужчин, окончивших университеты в постсоветских странах и женатых на славянках.

— А почему мусульмане женятся на славянках?

 — Те, кто женятся, по моим наблюдениям, делятся на две основные категории. Это мусульмане, ищущие перспектив, которые дает им брак со славянской горожанкой. Закрепиться, получить гражданство или вид на жительство, найти хорошо оплачиваемую работу. И другая — где мужчина действительно влюбляется, западает на красоту, покорность, рассчитывая на послушание жены как способ преодолеть межэтнические разногласия.

Важнейшим фактором благополучия семьи является страна ее проживания после заключения брака. Прекрасно жить в Киеве, находясь замужем за человеком, который принимает законы нашей страны, при этом многовековая генетическая память заставляет его стопроцентно обеспечивать семью. Но складывается совершенно другая картина, когда молодые переезжают в страну мужа, и женщине приходится принимать традиции другого государства.

Жить на родине жены — часто единственный способ избежать влияния на совместную жизнь родственников мужа. Если никто из родных мужчины не знает, как он ведет себя с женой, ему легче строить с ней партнерские отношения. Но, насколько я знаю из разговоров с самими главами семейств, им такое партнерство дается очень тяжело. Кровь-то течет горячая, воспитание другое. Это огромная проблема и вопрос внутренней свободы мужчины и готовности к компромиссам у женщины. В мире распадаются около трети браков. И разность культур и религий — это дополнительный фактор риска.